Назад
Вперед
Общество22 сентября
tiny-logoCreated with Sketch.Следить за языком: как работает институт репутации

Следить за языком: как работает институт репутации

540
30
14

Скандал на шоу «Comment out» и вторая волна российского #MeToo вновь подняли вопросы об институте репутации и показали, к чему могут привести сомнительные действия и высказывания публичных людей.

Объясняем, что такое институт репутации и почему он находится еще в зачаточном состоянии в России.

Что такое институт репутации?

Сама по себе репутация — это сложив­шееся и закре­пив­шееся в созна­нии общества мнение о чело­веке или группе людей. Институт репу­тации — это нормы и правила, кото­рые помо­гают выстроить хоро­шую репу­тацию и законы, неглас­ные или офи­циальные, которые эту репу­тацию могут восста­новить, если кто-то сказал или сде­лал лишнее.

Почему это важно сегодня?

На самом деле репутация была важна всегда, но есть то, что услож­нило и при­дало боль­шее зна­чение самому инсти­туту, — социаль­ные сети.

С одной стороны, они призем­лили всех публич­ных лич­ностей до уровня простых людей. С другой — они дали этим звез­дам канал для трансля­ции своих мыслей, кото­рые не всегда совпа­дают с попу­ляр­ным мнением. Эти люди могут иметь огром­ную ауди­торию, кото­рая привле­кает рекламо­дателей, а они, в свою очередь, также забо­тятся о своей репу­тации.

Когда публичный человек ошибается, дружест­венные бренды могут разры­вать с ним конт­ракты. Это и есть санкции за неэтич­ные слова или дейст­вия. Кому-то это может пока­заться «слиш­ком», но так рабо­тает везде, где есть устояв­шийся инсти­тут репу­тации.

Три года назад на L’Officiel журналист Павел Варди­швили впервые вынес в российс­кое медиа­прост­ранство вопросы репу­тации. Тогда он пришел к неутеши­тельному выводу, что в Москве можно убить чело­века... и прийти через 5 дней в «Симачев» — а на западе Кейт Мосс годами изви­няется и восста­нав­ливает репу­тацию за инци­дент с нарко­тиками.

Сейчас ситуация меняется: Регина Тодоренко, Ксения Собчак, шоу «Comment Out» теряют конт­ракты из-за своих выска­зы­ваний, а обви­нения в харас­сменте в сторону журна­листов лишает их работы в крупных медиа. Это прогресс, но, кажется, что всё по-прежнему крутится больше вокруг денег, а не этики и ответст­вен­ности за боль­шую ауди­торию. Всё-таки публич­ные лич­ности — это роле­вые модели, а бренды — транс­ляция каких-то идей и цен­ностей.

Почему в России нет института репутации?

Несмотря на сдвиги в этом вопросе, во всех ситуа­циях люди в центре скан­дала ведут себя по-разному. Регина Тодо­ренко при­несла изви­нения, сняла фильм о домаш­нем наси­лии и пожерт­вовала огром­ные деньги для фонда.

«Comment Out» молчат, Ивана Колпа­кова убрали, потом вернули на долж­ность, Лобков оправ­дывает харас­смент старой этикой, а Золо­тов уходит с работы, даже не признав вины. Нет алго­ритма дейст­вий, кото­рый помо­гает выя­вить, кто прав и вино­ват, что с этим делать и как восста­новить репу­тацию.

В США институт репутации начал работать нам­ного раньше, поэтому все знамени­тости реаги­руют молние­носно — пуб­лично изви­няются и обещают испра­виться. Похо­жим, «правиль­ным» образом посту­пил осно­ватель мага­зина комик­сов «Чук и Гик» и препода­ватель Вышки Васи­лий Кистя­ковский. Он был обви­нен в психо­логи­ческом и сексуаль­ном наси­лии, в том числе в отно­шении своих подчи­ненных. Кистя­ковс­кий при­нес изви­нения и зая­вил, что запи­сался на тера­пию и будет жерт­вовать в про­филь­ные благо­тво­ри­тель­ные орга­ни­зации — но такие случаи можно пока по паль­цам пере­считать.

Американское законодательство подра­зу­мевает ответст­вен­ность рабо­то­дателя за здоро­вую и безо­пас­ную атмос­феру в коллек­тиве, и подоб­ные обви­не­ния могут серьезно повре­дить репу­тации и финан­со­вому поло­жению ком­паний. Там прово­дят серьез­ные внут­рен­ние и поли­цейс­кие рассле­дования, во время кото­рых компа­ния предпо­читает дистан­циро­ваться от обвиняе­мого сотруд­ника — так, в начале движе­ния #MeToo пошла волна уволь­нений.

В России понятие сексуального харас­смента не регла­мен­ти­ро­вано, а внут­ренняя поли­тика и свод правил на этот счет есть далеко не во всех компа­ниях, и реше­ние остается на усмот­рение руко­водства. Напри­мер, в 2018 году обвине­ния в адрес депутата Лео­нида Слуц­кого ни к чему не привели. И, кажется, что сейчас ситуа­ция меняется, хотя еще далеко не все осоз­нают расту­щую важ­ность репу­тации.

В начало истории

Сохранить и поделиться

Скопировать ссылкуundefined/story/reputation?utm_source=sharing_clipboard
Поверните устройство вертикально