Назад
Вперед
Искусство30 ноября
tiny-logoCreated with Sketch.Необычный театр: 5 современных спектаклей, которые вас удивят

Необычный театр: 5 современных спектаклей, которые вас удивят

460
6
18

Евгений Зайцев

автор телеграм-канала о театре и околотеатре «Немирович и Данченко»

Российская театральная дейст­ви­тель­ность пара­док­сальна. На наших пло­щад­ках ста­вят зна­чи­мые миро­вые режис­серы, на фести­вали при­возят актуаль­ные спек­такли, при этом для боль­шинства мест­ной пуб­лики спек­такль без ант­рак­та и зана­веса уже может счи­таться нео­быч­ным, даже экспе­ри­мен­таль­ным.

Фото: Театр "ОКОЛО дома Станиславского"

Читайте про пять «нео­быч­ных» (хотя ско­рее просто хоро­ших) спек­так­лей совре­мен­ного мос­ковс­кого репер­туара.

Фото: Театр "ОКОЛО дома Станиславского"

«Человеческое исполь­зо­ва­ние чело­ве­чес­ких су­ществ», Электротеатр «Станиславский»

Электротеатр лидирует по количеству поста­но­вок, кото­рые в рос­сийс­ком теат­раль­ном кон­тексте можно наз­вать нео­быч­ными.

Фото: Электротеатр «Станиславский» / Павел Антонов

Од­ним из пер­вых свой спек­такль здесь поста­вил глав­ный бого­борец и богоис­катель евро­пейс­кого театра Ро­мео Кастел­луччи. Он осно­ван на биб­лейс­кой исто­рии о воскре­ше­нии Лазаря.

Фото: Электротеатр «Станиславский» / Павел Антонов

В зале без стульев зрители становятся про­дол­же­нием про­цес­сии с кар­тины Джотто, при­шед­шей вместе с Иисусом уго­вари­вать Ла­заря вос­крес­нуть. Диа­лог Лазаря и Иисуса сна­чала проис­ходит на русском языке, потом пов­то­ряется на четы­рех раз­ных уров­нях языка Generalissimo — искус­ствен­ного языка-шифра, приду­ман­ного креа­тив­ной коман­дой Кастел­луччи.

Фото: Электротеатр «Станиславский» / Павел Антонов

Спектакль начинается в затянутом в бе­лое фойе, где устой­чиво пах­нет аммиа­ком — это пос­лед­нее вещество, кото­рое выде­ляет раз­лагаю­щийся орга­низм чело­века. Ак­теры под­став­ляют дру­гую щеку под удары пнев­мати­чес­кого кулака. От зву­ков огром­ных труб в фи­нале вибри­рует весь театр.

Фото: Электротеатр «Станиславский» / Павел Антонов

«Неявные воздействия», Театр.doc/Трансформатор.doc

Партизанский спектакль-променад. Пер­фор­меры под пред­води­тельст­вом режис­сера Все­во­лода Лисовс­кого ходят по Москве и чи­тают Соро­кина, Апол­ли­нера, Гре­мину и мар­киза де Сада на деревьях и гара­жах, у помоек и продук­товых мага­зинов, в парках и на пло­щадях.

Спек­такль всегда идет в раз­ных мес­тах сто­лицы — участ­ники знают только о месте на­чала, а поря­док дейст­вия опре­де­ляется слу­чай­ным обра­зом.

Здесь интересен и важен не только неис­товый заряд бес­страш­ных пер­фор­меров, но и реак­ция слу­чай­ных про­хо­жих, попа­даю­щих в эсте­ти­чес­кую рамку спек­такля. Высо­ко­кон­цент­ри­ро­ван­ная сво­бода, кото­рую и дол­жен да­вать зри­телю театр. Естест­венно, по марш­руту спек­такля ничего ни­когда ни с кем не согла­суется.

Фото: Электротеатр «Станиславский» / Анастасия коцарь

«Сон в летнюю ночь», Гоголь-центр

По первоначальной версии следствия, именно этот спек­такль Кирилла Сереб­рен­ни­кова ни­когда не был постав­лен. А между тем это один из глав­ных спек­так­лей страны пос­лед­них лет. Выпуск­ной спек­такль курса Сереб­рен­никова, став­шего «Седь­мой сту­дией», ста­вили еще в рам­ках проекта «Плат­форма».

Фото: Гоголь-центр

Сегодня действие спектакля происходит в трех раз­ных лока­циях Гоголь-центра. Герои Шекс­пира поют песню про «Суи­цид­ницу», пьют на выпуск­ном, обсуж­дают фон Триера, а в фи­нале актеры и зри­тели сов­местно вра­щают нату­раль­ный сце­ни­чес­кий круг, на кото­ром раз­весе­лая коме­дия пре­вра­щается в высо­кую тра­гедию.

Фото: Гоголь-центр

«Родина», Центр им. Мейерхольда

Пожалуй, самый радикальный спектакль Моск­вы на се­годня. Бук­валь­ная иллюст­рация идеи тота­ли­та­ризма: зри­тели четыре часа сидят на пира­миде из кре­сел под боль­шой блон­динис­той косой; вокруг мар­ши­руют 60 деву­шек; актеры чи­тают сте­ног­рам­мы советс­ких и нынеш­них пар­тий­ных засе­даний, в кото­рых борются за власть.

Фото: Центр им. Мейерхольда

Над всем этим — два Ста­лина. После ста­линс­кого тоста «За рус­ский народ» актеры начи­нают апло­диро­вать до тех пор, пока не уйдет пос­лед­ний зри­тель.

Фото: Центр им. Мейерхольда

Любой спектакль театра «Около дома Станис­лавс­кого»

Режиссер Юрий Погребничко смешивал в своих спек­так­лях тексты рус­ской клас­сики с блат­ной песней еще до того, как это стало мейнстримом.

Фото: Театр "ОКОЛО дома Станиславского"

Его Винни-Пух поет «Битлз», чеховс­ких сес­тер не три, а шесть, Алису в испол­не­нии вели­кого Алек­сея Левинс­кого в Стране чудес пытают геста­повцы и энка­вэдэш­ники. Пог­реб­ничко делает нас­тоя­щий пост­драма­тичес­кий театр еще с тех вре­мен, ког­да слова такого у нас никто и не знал.

Фото: Театр "ОКОЛО дома Станиславского"

В начало истории

Сохранить и поделиться

Скопировать ссылкуundefined/story/modern_theater?utm_source=sharing_clipboard
Поверните устройство вертикально