Назад
Вперед
Культура1 апреля
tiny-logoCreated with Sketch.День смеха: от Гомера до стендапа

День смеха: от Гомера до стендапа

416
41
13

Жан Поль писал: «Люди сначала смеялись — а потом появились комики».

Сегодня предлагаем вспомнить одни из самых занятных проявлений смеха в культуре и поговорить о том, над чем мы смеемся сегодня.

Смех — естественная физио­логи­ческая реак­ция бук­вально на что угодно: радость, грусть, стресс.

Он позво­ляет нам спра­виться с любыми неприят­ностями, не вызывая у нашего мозга желания сойти с ума. Благо­даря смеху мы нахо­дим друзей и чувст­вуем себя лучше.

И люди не единст­венные, кто спо­собны смеяться: дока­зано, что живот­ные тоже могут выра­жать ра­дость таким образом.

В культуре смех изучался со времен Пла­тона и Арис­то­теля.

Многие фило­софы и социо­логи до сих пор пытаются пос­тичь его суть, приду­мывая различ­ные клас­сифи­кации и типо­логии. Во многом на иссле­дования повлияла миро­вая лите­ратура. В част­ности, в ней можно встре­тить следую­щие виды.

Гомерический смех

Не сложно догадаться, что этот неудер­жи­мый и гром­кий смех был назван в честь Гомера — знаме­нитого люби­теля пос­меяться. Этим эпи­тетом он одарил дол­гий и чрез­мерный (почти как его произ­веде­ния) смех богов в «Илиаде». А как известно: что коме­дия для бога — траге­дия для людей. Сей­час поня­тие исполь­зуется для обозна­чения смеха над чем-нибудь крайне несу­раз­ным или глупым. На этом вклад Гомера в куль­туру смеха не закан­чивается.

Сардонический смех

Сардоническая улыбка впервые встре­чается в «Одиссее» — в то время она озна­чала горькую улыбку утраты и потери. Сейчас же исполь­зуется как сино­ним жесткого и злорад­ного смеха. Такую мета­мор­фозу можно объяс­нить проис­хожде­нием выра­жения: по одной из легенд, у древних жителей Сар­динии был обы­чай прино­сить в жертву ста­риков. Цере­мония проис­хо­дила при всеоб­щем смехе, при­чем жертвы смея­лись тоже.

Карнавальный смех

Главный сатирик эпохи Возрождения Фран­суа Рабле в романе о двух прожор­ливых вели­канах «Гарган­тюа и Панта­грюэль» выс­меял людс­кие пороки, госу­дарство, цер­ковь и общество. А вместе с тем поро­дил целую смехо­вую куль­туру, кото­рая изу­чается фило­со­фами до сих пор. Напри­мер, Михаил Бах­тин считал, что смех у Рабле спосо­бен освобо­дить чело­века от тягот жизни, воз­высить и сде­лать неуяз­вимым. Он назвал такой смех карна­валь­ным.

Концепция карнавального смеха подра­зуме­вает, что весь мир и насе­ляю­щие его люди смешны. Поз­нание вселен­ной проис­ходит с точки зре­ния юмора, а сам акт смеха имеет двоя­кую натуру: спо­собен и выс­меять, и под­нять дух.

Иронический смех

Вслед за сатирой стала популярна и ее более мягкая форма — иро­ния. По сути она похожа на карна­валь­ный смех, так как спо­собна осво­бодить чело­века от его несу­раз­ного сущест­во­вания. В отли­чие от сатиры ирония не кри­ти­кует в лоб, а мягко наме­кает, что в мире что-то не так.

С годами важность смеха в культуре и об­ществе только росла. Это позво­лило коме­дии выйти на перед­ний план и стать одним из са­мых попу­лярных жан­ров совре­мен­ности. Сатира и иро­ния вопло­тились в стен­дапе и чер­ном юморе, кото­рые просла­вили треть совре­менных знаме­нитос­тей как в России, так и за ру­бе­жом. Тот же Рабле при­бегал к подоб­ным прие­мам.

Мы продолжаем использовать смех как оружие про­тив повсед­нев­ности, и это выде­ляет нас как био­логи­ческий вид. Смех де­лает нас силь­нее и, как любят гово­рить, прод­левает жизнь. Но если вы до сих пор не уве­рены, что смех — луч­шее средство от проб­лем, то, может, «Жи­тию Брайана» удаст­ся вас переу­бедить.

В начало истории

Сохранить и поделиться

Скопировать ссылкуundefined/story/1_of_april?utm_source=sharing_clipboard
Поверните устройство вертикально